Пропаганда: атака на Ленд-ровер

Некрасивый, но действенный приём информационной борьбы — атаковать образ жизни оппонента:

Он купил себе машину за пять миллионов рублей! Вражина!
У него две квартиры в центре Москвы! Точно, коррупционер!
У него часы за 36 млн рублей!
Наши люди в булочную на такси не ездят!

Автор рассчитывает на то, что читатель почувствует неприязнь к врагу из-за разницы в доходах или образе жизни. Эксплуатируется зависть и классовая неприязнь. На это ведутся даже очень образованные и глубокие люди: то и дело встречаешь в комментариях рассуждения типа «Слуга народа не должен ездить на такой дорогой иномарке».

Обычно автор боевого текста не допускает возможность, что человек мог заработать на этот образ жизни собственным умом или трудом. Так как совковое мышление у нас еще очень сильно, агитатору легко надавить на чувство социальной несправедливости.

Доходит до смешного: вот управляющая компания в Екатеринбурге ведет кампанию против Лиги ЖКХ, нападая лично на руководителя Сотонина. Считают его машины и мотоциклы:

Если вы управляете машиной за 5 млн и живете в квартире на 100 квадратных метров, из вас уже можно сделать классового врага

Но ведь это действительно враги!

Чтобы быть классово нейтральным в России, нужно жить с родственниками в сорокаметровой двушке, водить Кию, звонить с Андроида и работать продавцом на 35 тысяч рублей. Это данные 2016 года. Если вы живете в тридцатиметровой однушке, звоните с Айфона, водите хотя бы Опель и получаете 50 тысяч, вы уже классовый враг.

Сделать с этим ничего нельзя, потому что совковое чувство социальной справедливости будет искореняться еще много поколений. Уже будут летающие машины, за штурвалом у них будут сильные независимые женщины, а люди на улицах всё еще будут огрызаться: «Насосала!»

Это же борьба с коррупцией!

Важно разделять информационную атаку и антикоррупционное расследование. Расследование выглядит так:

Петров купил эту квартиру в 2010 году за 60 млн рублей. На тот момент его зарплата была 100 тысяч в месяц, он не был женат, его родители были на пенсии, а мы не нашли записей в Росреестре, которые подтвердили бы, что незадолго до этого Петров или кто-то из его родственников продали какую-либо другую дорогую недвижимость. Мы не смогли найти законных источников денег на покупку этой квартиры. Петров как госслужащий должен объяснить происхождение доходов, и мы дважды обратились к нему за пояснением. За две недели мы не получили ответа.

Здесь приводятся фактические траты, данные приводятся за один и тот же период (около 2010 года). Объяснен способ расследования, а Петрову дали возможность ответить на обвинение.

Атака выглядит так:

Купленная в 2010 квартира Петрова сейчас стоит 200 млн рублей. Как мог себе такое позволить человек, который в 2008 году, незадолго до покупки квартиры, получал зарплату в 80 тысяч рублей? Очевидно, что Петров — коррупционер, и получил эту квартиру в качестве взятки.

Тут идет анализ не реальной стоимости, а воображаемой — за сколько ее могли бы купить сейчас, найди Петров покупателя. Эта завышенная стоимость сравнивается с его старой зарплатой (за два года до покупки). Нет информации о том, что у Петрова попросили объяснение.

Зачем ты, Ильяхов, пишешь о пропаганде и всех этих грязных приемах?

Две причины.

Первая — я вижу очень много пропаганды, и мне горько от того, с какой легкостью пропагандисты манипулируют умными, образованными людьми. Вроде бы только что он рассуждал об архитектуре данных и наследовании свойств объекта, и тут же говорит, что двухсотметровая квартира в центре Москвы — это коррупция, и на кол этого чиновника. Братан, если ты будешь хорошо работать, у тебя тоже будет двухсотметровая квартира, разве что не в самом центре. Тебя тоже на кол?

Вторая — я готовлю антипропагандистский «Главред», который поможет вскрывать манипуляции в политическом тексте. А чтобы подчеркивать пропагандистские приемчики, они должны быть где-то описаны. Вот, описываю.

Я осознаю, что пропаганду как явление не победить. Но не бороться тоже нельзя.

Поделиться
Отправить
Запинить
Популярное