Назидательность

Две горы, короче. Маунт Риба и Маунт Баджо. На вершине каждой горы стоит по хижине, в каждой хижине сидит по отшельнику. Старые сухие деды. Допустим, на вершине Маунт Риба сидит отшельник Лю Сан, а на вершине Маунт Баджо — аскет Иль Я Хо.

Иль Я Хо — страшно назидательный старый хрен. У него здоровенная палка для ходьбы, и каждый день он выходит из своей хижины, спускается в долину, становится в центре площади в своем белом балахоне и начинает вещать народу за важность здорового образа жизни. «Очень важно не пить, не курить, и совершать обряд очищения каждый день на рассвете! Слышите меня? На рассвете! А одежды ваши нужно стирать не реже раза в неделю, ибо грязь человеческая накапливается в волокнах ткани вашей! Слышите меня? Накапливается в волокнах! И связи ваши половые небогоугодные! Напропалую с кем попало! Ох, не доведет это вас до добра, слышите? Да услышьте же меня!».

Все слышат, конечно, но народу как-то милее прибухнуть, а стиркой заниматься лень, да и сила любви особо сильна, ну такая обычная средневековая тема. Но так как это уже позднее средневековье и всяческий Ренессанс, все как-то стесняются сказать аскету Иль Я Хо, что его речи не работают. Никто не подходит и по-братски не приобнимает старика и не говорит: «Братан, ну не нуди». Так и ходит аскет на площадь со своей палкой, нудит, никто его не слушает.

Тут, значит, эпидемия. Все такие при смерти валяются, кряхтят, вонь кругом, всяческий гной. А никто ж не знает про бактерии, все думают, что это злые духи. Ну, валяются, молитвы читают от духов. И тут с Маунт Риба по каким-то своим делам спускается отшельник Лю Сан. Идет спокойно через город, и злые духи его не берут. Проходит сквозь жилые кварталы, кругом валянцы в нечеловеческих позах, а он как будто плывет над ними. И свет такой от него, знаете, как от эффекта в Фотошопе.

И вот он заплывает на базар, берет там огурцов каких-то грунтовых, попробовал, нет, говорит, давай другие, ну продавец ему другие. А продавец исходит весь прямо на болезнь, вот-вот грохнется, поразили его духи. Ручки дрожат, из глаз слезки. Стоит рядом Лю Сан, и ему ничего, никакие духи ему не страшны.

Крупный план на страдающую красивую женщину: «О великий старец Лю Сан, в чем твой секрет? Почему злые духи не берут тебя?»

Лю Сан смотрит на нее, потом на всё это страдающее средневековье. Крупный план хитрых старческих глаз, вроде Гендальфа такой. Камера опускается вниз по его бороде, на руки, сухая рука в перстнях такая. Вот этой рукой он залезает в свой балахон и достает оттуда что-то. Ставит на прилавок. Это белый флакончик, пока что непонятно чего. И не сказав ни слова уходит вдаль от камеры. Фокус на флакончик. Видна надпись «Мирамистин».

Какой-то хлесткий слоган в конце. Что-то вроде...

Подай пример

Поделиться
Отправить
Запинить
24 сентября   дидактика
Популярное